15.01.2022

«Милость твоя лучше, нежели жизнь». Размышления о духовной поэзии

Любым поэтическим строкам предшествуют переживания автора и его способность подмечать и сосредотачивать в коротких строках важную мысль. Неслучайно считается, что поэт должен разбираться и вникать практически во всё. Этот дар не столько ограничивается ловким нахождением рифмы, сколько умением донести наблюдения жизни или важную истину, которая вдохновит и заставит задуматься о жизни.

 

Так у многих в памяти стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова о молитве. В последнем четверостишье автор говорит о значении самой молитвы и её влиянии на духовную жизнь:

 

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

 

Поэт серебряного века Николай Гумилев так противопоставил Иисуса Христа и суету людей:

 

Он идет путем жемчужным
По садам береговым,
Люди заняты ненужным,
Люди заняты земным.

 

В 60-х годах прошлого века Евгений Евтушенко в стихотворении «Муки совести» затронул тему готовности к смерти и оценки человеческой жизни (суда):

 

Мы живем, умереть не готовясь,
забываем поэтому стыд,
но мадонной невидимой совесть
на любых перекрестках стоит.

 

Средоточием духовной поэзии является Библия или её три поэтических книги — Псалтирь, Притчи и Книга Иова. Псалмопевец царь Давид оставил для нас богодухновенное поэтическое наследие. Перед тем, как рассмотреть отрывок из 62 Псалма, обратим внимание на его (Давида) состояние полной зависимости от Бога, на духовное общение и отношение к испытаниям.

 

Зависимость от Бога

В первой книге Царств в одном из исторических повествований в 23 главе описана молитвенная жизнь Давида. Он, уповая на Бога, не принимал решения без молитвы-вопрошения и согласовывал свои планируемые действия. Так, перед освобождением небольшого городка Кеиля от филистимлян он спрашивал:
«И вопросил Давид Господа, говоря: идти ли мне, и поражу ли я этих филистимлян?»
На что он получил утвердительный ответ:
«И отвечал Господь Давиду: иди, ты поразишь филистимлян и спасешь Кеиль».

 

После захвата Кеиля Давид находился в уязвимом положении, так как был в жесткой опале от царя Саула. В таком положении он ещё раз спрашивает Бога:
«Предадут ли меня жители Кеиля в руки его? И придет ли сюда Саул, как слышал раб Твой? Господи, Боже Израилев! открой рабу Твоему».
Дальше идет ответ и новый уточняющий вопрос: «И сказал Господь: придет. И сказал Давид: предадут ли жители Кеиля меня и людей моих в руки Саула? И сказал Господь: предадут».
Давид прячется в неприступных пустынных местах. Здесь он в особой мере нуждается в духовной поддержке, и она приходит в лице его друга Ионафана.

 

 

Духовное общение

Дружба и поддержка уповающих на Бога людей нужна в обычной жизни, в простых делах, но особенно в испытаниях. Давид находился «в бегах» и нуждался в еде, воде и отдыхе, но пришедший к нему Ионафан принёс ему духовную поддержку:
«И встал Ионафан, сын Саула, и пришел к Давиду в лес, и укрепил его упованием на Бога, и сказал ему: не бойся, ибо не найдет тебя рука отца моего Саула, и ты будешь царствовать над Израилем, а я буду вторым по тебе; и Саул, отец мой, знает это».
Действенная поддержка открывает для человека, сосредоточенного на своей проблеме, полную духовную картину отношений с Богом. Для нас христиан — это понимание, что мы спасены жертвой и воскресением Иисуса Христа, и то, что наши имена записаны на небесах.
Иоанафан описал Давиду его будущее как помазанного Богом царя. Это укрепило его в уповании на Бога. Именно в этот период он пишет поэтические строки о своём понимании взаимоотношений со Всевышним и испытаниях.

 

 

Поэт Давид

В небольшом стихотворном отрывке 62-го Псалма (2-5 стихи), Давид, как поэт, описывает своё отношение к Богу в ситуации дискомфорта и нужды. Во втором стихе он, находясь в пустыне, где хочет просто напиться обычной воды, жаждет Бога. В состоянии усталости (томления) он хочет отдохнуть в Боге. Описание иссохшей пустыни и жажда по Богу — поэтический образ для подчеркивания Давидом его духовных ценностей и приоритетов в жизни. Вот как он, как поэт, описал это во 2-м стихе:

 

Боже! Ты Бог мой,
Тебя от ранней зари ищу я;
Тебя жаждет душа моя,
по Тебе томится плоть моя
в земле пустой,
иссохшей и безводной…

 

Дальше поэт подчеркивает причину такой жажды и томления:

 

…чтобы видеть силу Твою
и славу Твою,
как я видел Тебя
во святилище:

 

Дальше в 4-м стихе идет идейная кульминация. Здесь Давид говорит о приоритете горнего над земным:

 

Ибо милость Твоя
лучше, нежели жизнь.
Уста мои восхвалят Тебя.

 

Для Давида милость Бога гораздо важнее самой жизни. Это не просто мемуарный отрывок или графоманский комментарий — это стих, который может вдохновить и направить читателя. Стих, который показывает полную картину мира. В Евангелии от Матфея Иисус говорит: «…ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее…». Давид получил слова укрепления упования на Бога от своего друга и передал это упование нам в Псалмах.
Этот отрывок поэт заканчивает словами о цели жизни:

 

Так благословлю Тебя
в жизни моей;
во имя Твое
вознесу руки мои.

 

Стихотворные строки могут вдохновить или заставить задуматься. Думаю, не случайно отдельные предложения или фразы Библии называют стихами, независимо от того, поэтическая это книга, послание или Евангелие.

 

 

А. Л.

 63 views

Автор публикации

не в сети 7 дней

Kanon Magazine

0
Комментарии: 1Публикации: 177Регистрация: 01-06-2020

 63 views

Добавить комментарий

Back to Top
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля